Rambler's Top100 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', обязаловка
Енлардж свой CTR!
Енлардж свой CTR!
Истории нашего двора. И не судим будешь
 


— Ты слышала, Маришка пацана родила, успешно. Вчера уже домой вернулась, с бэбиком.

— Как время летит... Я совсем потерялась. Ну и как вышел, здоровый?

— Вот об этом история умалчивает. Да откуда там здоровью взяться... Перед родами прямо у меня вес брала.

— Сдурела совсем. Себя не бережет, хоть о ребенке бы подумала. Не кидай на пол, мне соседи прошлый раз за окурки наваляли, неужели сложно до мусоропровода дойти? Вот так. Ну, что стоишь, доставай. Принесла?

— Сейчас хочешь?

— Нет, мне на вечер. Максик забежать обещал, там и скурим. Ты с нами?

— Не, у меня скорость. Я щаз одну раскатаю и пойду поброжу. Мне еще в Химки денежку везти. Карточку дашь?

— Ох, неимущая. На те от метро, кредитками не разжились пока. Ща за диском схожу, жди.

Гостья села на батарею и снова закурила, накручивая на палец прядь неухоженных волос. Вернулась подруга, протянула диск. Гостья зажала коробочку меж колен, надорвала, отсыпала, ловко принялась постукивать карточкой, распределяя по поверхности диска белый порошок. Подруга встала у стены и занялась купюрой. Некоторое время молчали. Потом стоящая заговорила.

— Маришка родила, говоришь... Я вот думаю... Кого? Зачем? Что он в этом мире забыл... Ладно бы где в другом месте появился, а тут прям с рождения не повезло. Вот ты скажи, любила бы ты мамашку свою, если бы она тебя вот так, случайно сделала, избавиться не успела и наркотой накачивала еще в утробе?

— А ты не суди. У меня мать не ангел, все равно люблю...

— А я своих ненавижу! Но мне хоть дома уют, в комнате запрусь и не достучаться, да и уезжают частенько. А тут что за жизнь у парня будет? Мне к Маришке страшно заходить, вонь, грязь, народу до страсти. А ребенку там как? Вот помяни мое слово, он ее возненавидит, как только думать научится, а вырастет точно — шпана, малолетний наркоман. Мне Максик объяснял, это передается.

— Она ж мать теперь, она его любить будет. Маринка добрая, невезучая только.

— Ага, добрая... Дура она и дрянь. Себя довела до неадекватности, теперь дите изуродует. Ты прости меня, Верунчик, но ты бы залетела, я бы и тебя дрянью посчитала, если б ты ребенка оставила. Хоть ты и поприличней Маринки живешь, а все равно той же породы. И принимаешь больше.

— А ты вроде как в стороне?

— Ну нет, такого я не говорила. Я-то с вами, но это пока. Максик учиться закончит, и мы в Питер поедем, там поженимся, любовь-морковь. Тогда и детей можно, когда освоимся. А так...

— Давай деньгу.

Порошок послушно затянулся в свернутую купюру. Гостья прижала пальцем ноздрю и замерла, чуть склонив голову. Темная челка прикрыла глаза.

— Максик — солнышко, — продолжала подруга, — он мне не запрещает ничего, надежный, верный. Он уже скоро будет, может, дождешься? Вы ж сто лет не виделись.

Гостья подняла лицо, и на ресницах блеснула капля, которую она скорее смахнула рукой, пока не заметила подруга.

— Не, мне в Химки еще... Привет передавай. Пошла я. А насчет ребенка... Ты за Максом, как за стеной, если что и случится, все равно в шелках будешь. А Маришка одна, ей этот ребенок — единственная душа родная. И я б на ее месте оставила, не сомневайся.

Двери лифта закрылись, гостья прижалась лбом к холодной панели. На пол упали еще две капельки. Ничего, думала она, с приходом пройдет. Уже на первом этаже стало полегче, а на улице плакать расхотелось совсем. Она прошла всего пару метров, как услышала голос, от которого так и сжалось что-то внутри. Она остановилась, не оборачиваясь.

— Верка? Ты у Алины была?

Она медленно развернулась, мучительно пытаясь ничем не выдать затопившую ее боль.

— Была. Здравствуй, Макс.

Парень наклонился и поцеловал ее в губы. Удивленный отсутствием встречных объятий, отстранился, что-то поискал в ее глазах.

— Что? Алина знает?

— Нет, я не сказала, конечно. Макс...

— Ну и зрачки у тебя!

— Макс...

— Так рад тебя видеть! Ну давай поцелуемся, Алинка не смотрит. Ты такая горячая была последний раз, ух! Кстати, ты принесла?

— Да, да, у Алины уже! Да послушай ты, Макс! Это насчет прошлого раза...

— Так... Что-то случилось?

— Я беременна. Ну, не молчи!

Парень покопался в кармане и вытащил темно-синюю коробочку.

— Видишь это? Там кольцо. Отец дал добро, после учебы я поеду в Питер к нему на квартиру. Мы поедем. С Алиной. И не пытайся этому помешать, пожалуйста. Никто не знает, что мы с тобой виделись. Знаешь, что... На вот, здесь все, что есть с собой. Со следующей зарплаты дам тебе еще.

— Я оставлю ребенка.

— Сдурела?! Ненормальная, тебе нельзя рожать!

— Маришка родила, и я справлюсь.

— Маринка ваша дура, и ребенок наверняка насквозь больной получился. И у тебя такой же выйдет, если принимать не перестанешь. Лучше избавься.

— Это же твой ребенок, зачем ты так?

— А ты поди докажи. Ну, берешь деньги?

Она поколебалась, потом протянула руку. Ей еще надо было в Химки, расплатиться. Там хорошие связи, не стоит терять.

Последнее:







Обсудить произведение на Скамейке
Никъ:
Пользователи, которые при последнем логине поставили галочку "входить автоматически", могут Никъ не заполнять
Тема:

КиноКадр | Баннермейкер | «Переписка» | «Вечность» | wallpaper

Designed by CAG'2001
Отыскать на Сне Разума : 
наверх
©opyright by Сон Разума 1999-2006. Designed by Computer Art Gropes'2001-06. All rights reserved.
обновлено
29/10/2006

отписать материалец Мулю





наша кнопка
наша кнопка



SpyLOG