Rambler's Top100 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', обязаловка
Переписка
Переписка
История под руку
 


— Лилия, вы не пугайтесь, я вовсе не псих какой, как вы, должно быть, подумали. Просто на меня нахлынули воспоминания... хотите, расскажу какую-нибудь занимательную историю из жизни? Правда?

Ну, так вот, в детстве наша семья жила в тихом квартале, где росло так много фруктовых деревьев, что красные черепичные крыши одноэтажных домиков утопали там по самые печные трубы.

Обычно в таких местах ребятня быстро выучивает все закоулки, где можно собраться, поиграть, пошуметь, подраться вволю. Вдали от глаз родителей маленькие волчата сбиваются в крепкую стаю, где все как один, где нет главных и все обиды рано или поздно лишь объединяют. Ребяческая пора длится бесконечно, и ты знаешь малейшие детали жизни товарища, а он может о тебе такое рассказать, что родителям сделалось бы дурно. Впрочем, проходит время, и всё заканчивается, детская дружба недолговечна. Однако бывают на свете исключения.

Так получилось, что я был старше брата аж на пять лет — бесконечная пропасть времени, так что настоящими братьями для меня были двое ребят, живших через дом от нас. Весь квартал знал их под кличками Нас и Нет — те невероятно здорово наловчились играть в прятки — близнецы, они отнюдь не были похожи друг на друга, хотя и шлялись повсюду, как подобает настоящим близнецам, исключительно вдвоём. Нас был приземистым крепышом-задирой, у него была шапка густых жёстких, как проволока, волос и яростный чёрный взгляд. Нет был его противоположностью — мягкий, тонкий, как тростинка, невозмутимости же его характера мог позавидовать камень. Втроём мы излазили все окрестности, не раз получали нагоняй за непозволительное поведение, но это нас не особо тревожило. Впрочем, одно из наших похождений мне почему-то запомнилось.

В одном саду, очень старом, почти заброшенном, в кустах сирени был укрыт сарай. Обычное деревянное покосившееся от времени строение, хозяева туда не заглядывали, верно, уже лет десять. Собирались мы там не очень часто, и только по делам особой важности — на совет. Стоит ли упоминать, что остальных ребят мы туда вообще не пускали.

Сарай запирался на здоровенную щеколду, открыть которую стоило каждый раз усилий всех троих. Вы будете смеяться, но однажды мы умудрились сделать так, чтобы она за нами защёлкнулась. Вначале мы не испугались — чего делов, посидим, поговорим, постучим чушками на «пятачке» в своё удовольствие, потом покричим хозяевам, ну, выпорют нас. Эка невидаль.

Так и поступили. Однако когда мы уже поняли, что надо бы по домам, темнеет, и принялись барабанить в стены сарая, никто к нам не вышел. Крики наши тоже пропали впустую — вокруг царила вечерняя тишина. Просидев ещё полчаса в сгущающемся мраке, мы ничего не придумали лучше, чем попытаться выбраться, минуя дверь, которая была нам явно не силам. Нет долго возился в самом тёмном углу сарая, после чего заявил, что тут есть небольшая щель, через которую он берётся вылезти и позвать кого-нибудь на подмогу. Нам ничего не оставалось, как согласиться с его предложением. Другого выбора у нас всё равно не было. И тут, когда Нет уже почти вылез, случилось непредвиденное. Ни с того ни с сего до нас донёсся сначала его приглушённый стон, потом он стал сильнее, громче! Вот уже Нет кричит во всю глотку, так что сердце падает в пятки.

Нужно было видеть эту картину: Нас мечется по тёмному сараю, не зная, как помочь брату, уже и сам кричит, что есть мочи, будто пытаясь заглушить крики Нета... Я же — в жутком, непередаваемом оцепенении — стою, как истукан, не в силах продохнуть.

Уж не помню, как именно всё разрешилось, наверное кто-то нас вытащил оттуда. Потом Нет долго ходил с жуткими царапинами через всю спину (ободрался о доски), и не мог себе простить такого немужественного поведения. Ну, подумаешь, свело мышцу, терпи! И все трое, кажется, на всю жизнь запомнили то ощущение безумия, невозможности ничего поделать... это нас навеки объединило, если хотите.

Лилия потрепала замолкшего Рината по руке.

— Что же, вы и правда так и не расстались, как думали в детстве?

— Почему же... — Ринат спокойно вытерпел прикосновение, потом склонился над Лилией низко-низко и заговорил почти шёпотом. — Не прошло и года, как их семья переехала, больше мы не виделись, хотя продолжали кое-как поддерживать контакт. Мне впоследствии даже удалось раскопать их судьбу, которая оказалась весьма печальной. Нас отслужил в армии, сначала срочную, потом по контракту. Судьба его забросила почти туда же, куда и меня — в сердце Сахары. Он погиб в первой же стычке с моджахедами — говорят, он и пятеро его товарищей погибли, когда их грузовик поразила ракета. Должно быть, он даже не успел проснуться.

Нет стал историком, защитил кандидатскую диссертацию, готовился к защите докторской, но однажды, когда он шёл по улице, ему показалось, что один из прохожих как-то подозрительно плотно одет для такой тёплой погоды. Прохожий оказался шахидом. Нет погиб, однако благодаря этому удалось избежать больших жертв — террорист, как потом выяснили, шёл прямиком в полный посетителей супермаркет...

Скажите, Лилия, хоть один из них умер счастливым? Нет, потому что они оба не достигли того, о чём мечтали. И вывод из всей этой истории простой — достигни своей цели, иначе никакие высокие оправдания не сделают проигравшего победителем.

Последнее:







Обсудить произведение на Скамейке
Никъ:
Пользователи, которые при последнем логине поставили галочку "входить автоматически", могут Никъ не заполнять
Тема:

КиноКадр | Баннермейкер | «Переписка» | «Вечность» | wallpaper

Designed by CAG'2001
Отыскать на Сне Разума : 
наверх
©opyright by Сон Разума 1999-2006. Designed by Computer Art Gropes'2001-06. All rights reserved.
обновлено
29/10/2006

отписать материалец Мулю





наша кнопка
наша кнопка



SpyLOG