Rambler's Top100 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', обязаловка
Проект "Вечность"
Переписка
Рабы Иторы
часть четвертая
 


Утро было на редкость жарким, с юго-востока дул иссушающий ветер пустыни, узкие улочки Сонтиса к полудню словно погрузились в раскалённое горнило. Лиона, проснувшаяся от того гвалта, что могут устроить только два десятка невольников, которых отправили под самыми окнами постригать кусты, лениво потягивалась в постели. От вчерашних мрачных мыслей осталась небольшая головная боль, но усталости как не бывало, так что Лиона решила не сдаваться и продолжить сегодня попытки сделать из самойи хорошую служанку. Зачем это ей понадобилось, она не задумывалась, в этом уже была солидная доля азарта, так что, морщась от неловких движений домовой невольницы, которая расчёсывала ей волосы, и непрекращающихся криков челяди за окном, Лиона ещё раз тщательно продумала план на день. Судя по всё усиливавшейся жаре, прогулки на сегодня были противопоказаны, так что культурная программа виделась камерной, однако и в этом были свои плюсы.

Отказавшись от предложенного ей завтрака, девушка побежала вниз. Найти Литарни оказалось непросто, управляющий живо воспользовался видимым охлаждением молодой хозяйки к новой служанке и услал ту на задний двор, где дал задание чистить к обеду варёных рачков — занятие на такой жаре весьма неприятное. Лиона не обратила на неодобрительное качание головой ровным счётом никакого внимания, буквально втащив невольницу в дом. Пока та мыла руки и меняла передник, Лиона принялась воплощать в жизнь задуманный план.

Войдя в комнату, Литарни увидела госпожу восседающей в кресле с книгой в руках. Казалось, та была настолько увлечена чтением, что даже не заметила появления служанки. Однако только Литарни покойно сложила ладони на животе и замерла в обычном для слуг оцепенении, Лиона подняла глаза и повелительно произнесла:

— Ну, подойди.

— Да, госпожа.

— Литарни, я хочу, чтобы мои слуги разделяли со мной мои увлечения. Я не хочу всю жизнь находиться в обществе малограмотных бескультурных неучей.

— Я с вами абсолютно согласна, такое окружение не доставит вам удовольствия.

Лиона силилась услышать в ответе хоть нотку сарказма, но ничего подобного не было и в помине.

— Так вот, знаешь ли ты, что это такое? — И она указала на раскрытую на коленях книгу.

— Это книга, моя госпожа.

— Славно, так может, ты и читать умеешь?

Повисла пауза. Литарни медлила с ответом, Лиона её разгадывала.

— Нет, госпожа, ваши письмена мне не известны. У нас это делается по-другому.

— Славно. "У вас". Мало ли, что у вас. Запомни, я не потерплю возле себя некультурную деревенщину. Хорошая служанка в доме должна быть наравне с хозяйкой. Так вот, я тебя буду сейчас учить, как ты выразилась, "нашим письменам", а ты знай, слушай. Согласна?

Помедли Литарни с ответом хоть на мг дольше, Лиона снова заподозрила бы в служанке что-то... неладное. Но глаза были опущены долу, и голос был так же полон смирения и послушания:

— Да, госпожа, это слишком большая честь для меня.

Сомневаться не приходилось. Все эти невероятные слухи о самойи были чистой воды бредом.

— Смотри сюда, да запоминай покрепче! Вот это литера "ар", а это — "вы", видишь?

Лиона наблюдала за выражением лица служанки, вглядывающейся в незнакомые символы и всё ждала, ждала, когда же на этом лице проступит выражение непонимания, отупелого безразличия, замешанного на тяжёлых буднях невольницы. Но нет. Литарни смотрела прямо, её глаза были спокойны и осмысленны. Да-а...

Не так уж она проста, эта инородица, и не зря Лиона затеяла весь этот театр.

Над книгой они просидели часа четыре, уж жара спала, но действо не прекращалось — то ли ученица попалась не бесталанная, то ли "письмена" Царства действительно были простыми в изучении, запоминание литер перешло в чтение книги (то оказалась "Красная плакида" Это Лорессы, писателя, невероятно популярного в высшем свете Сонтиса), Лиона вслух и с выражением декламировала чарующие периоды, Литарни слушала. Потом как-то само собой они перешли к обсуждению какого-то особо тонкого места, Лиона не заметила, как принялась спорить со своей собственной невольницей о том, как следует его трактовать...

Лиона тряхнула головой. Или ей это только показалось? Литарни молча держала в руках книгу и тихо, чуть шевеля губами, водила пальцем по строчкам, сим видом изображая усердие.

"Почудится же такое!"

Лиона осторожно встала, отошла в другой угол комнаты, в задумчивости поводила пальцами по краю книжной полки, ничего не выбрала.

— Ладно.

Литарни вскочила, каким-то судорожным движением спрятала книгу за спиной, мелко, каким-то неудобным движением поклонилась.

— Да, госпожа.

— Хватит на сегодня. Иди, работа не ждёт!

Литарни сделала движение положить книгу обратно на кресло, но потом повернулась к хозяйке и тихо-тихо попросила:

— А можно... я это пока... оставлю у себя?

Лиона фыркнула, но почему-то не последовала первому порыву и не выгнала, как собиралась, служанку вон.

— Ладно. И вот что... я сейчас отправляюсь в город, а ты пока посиди тут... почитай.

Лиона не расслышала ответа, она уже была занята своими мыслями и выглядела заинтересованной.



Её появление было настолько неожиданным, что управляющий, которого оторвали от ужина, смотрел на неё с выпученными глазами. Лиона знала, что её вояж по невольничьему рынку без отца может вызвать подобную реакцию, но ей было всё равно, что скажут другие. Её уже захватил азарт.

Разговор с управляющим получился странным, он больше походил на допрос, пришлось его даже припугнуть отцом. Казалось, одно упоминание самойи подействовало на него, как захлопнувшийся на ноге капкан. Его глаза стали потерянными, забитыми. Кто из них был чьим тюремщиком?!

— Замечал ли ты какие-нибудь ещё странности в её поведении?

— Что? ... Госпожа, я не... я не понимаю.

Лиона потратила на этого олуха целых полчаса, даже взмокла от возмущения. Из него слова следовало бы вытягивать клещами, думала она, пытаясь поправить окончательно испорченную причёску. Толку — почти никакого, но она узнала главное — название корабля.

День обещал оказаться очень долгим. Но девушка не позволяла себе расслабляться, завтра у неё может не хватить настойчивости, сегодняшнее же раздражение — только ей на пользу.

Путь от невольничьих помостов через беднейшие районы Сонтиса в порт занял целый час, так что Лиона вдосталь успела наглотаться уличной пыли. Жара угнездилась под платьем раскалённой топкой, лай собак звенел в ушах, гортанные крики погонщиков не давали думать. Но не возвращаться же.

В порту её ждала удача — "Лиссада", невольничье судно постройки ещё прошлого века, покачивалась на волнах у причала. Ждать на этом солнцепёке лодку и гребцов — лучше умереть в душном портшезе.

— Эй, человек!

Скучающий гребец из шлюпочной команды пожал плечами и повёл благородную леди по сходням — к капитану.

— Что?

Лиона уже засомневалась, туда ли она вообще попала. Или, может, управляющий что наврал со страху. Капитан на её словесный поток никак не реагировал, не мигая рассматривал её руки в белых перчатках.

— Зачем вам это всё?

Что значит, зачем?! Да как ты смеешь задавать такие вопросы?!

— О, пусть благородная леди не волнуется, мне просто любопытно. Самойи, говорите... знавал я такой народ, ой, знавал...

Так чего же он молчит, когда его прямо спрашивают?

— Знаете, всё дело в том, что я не настолько сошёл с ума, чтобы возить в Сонтис самойи. Я новый капитан этого судна, прошлый куда-то делся, запил, что ли. А меня перевели сюда с другого корабля. То есть, вам нужен явно не я. Однако я могу удостовериться в записях...

Ещё час, два дрянных коктейля, одна вполне приличная ледяная груша. Капитан с абсолютным спокойствием листал какие-то толстенные корабельные книги, Лиона умирала от жары.

— Хм, вы были правы. Мой предшественник на этом мостике был не слишком умён.

Что он этим хочет сказать?

— Да как вам объяснить... случись вам разок их увидеть, вы бы не задавали таких вопросов.

Смешно! Она же каждый день...

— Ох, госпожа, я очень ценю вашу компанию, но дело в том, что скоро отплытие, и дела не ждут...

Лиона покинула борт "Лиссады", раздражённая — как было ничего непонятно, так и осталось, но, вместе с тем, всего-то и следовало, что узнать, где живёт сейчас старый капитан этой лоханки. Лиона стиснула зубы и направилась в директорат, чьё здание находилось тут неподалёку.

Выставить её с корабля таким бесцеремонным образом было свинством.



Найти капитана оказалось непросто. Небольшой домик, указанный в бумагах, был расположен под самыми стенами Сонтиса — спрятавшееся под кронами деревьев небольшое строение, жуткое место для жизни, но, видимо, неплохое укрытие для моряка, ушедшего на покой.

Лиона осторожно постучала, звонка у двери не наблюдалось.

Было слышно, как позади вяло переругиваются носильщики, проклинавшие не желающую спадать жару. Лиона брезгливо повела плечами и опять постучала. Да есть там внутри кто, или нет?

— Кто там?

— Грозная Истрата, вы дома!

Человек, выглянувший из-за двери, ничуть не походил на капитана, но что-то подсказало Лионе, что это был он.

— Что вы хотели, высокородная?

— Мне сообщили этот адрес в директорате. Это ведь вы были капитаном на "Лиссаде"?

Мужчина внимательно посмотрел на неё, на носильщиков, на портшез, потом снова на неё. Нехотя посторонился, пропуская внутрь. Когда позади Лионы закрылась дверь, она вздрогнула, как будто это была дверь склепа, и закрылась она навсегда.

Когда глаза привыкли к царившему здесь полумраку, Лиона наконец смогла рассмотреть обстановку, да и самого хозяина, поподробнее. Согнутая словно под непомерной ношей фигура прекрасно гармонировала с запыленными портьерами и валяющимися как попало вещами. Капитан привёл её в комнату, некогда считавшуюся залом, однако сейчас пришедшую в запустение. Заметавшись между пыльных кресел, капитан остановился у самого пристойно выглядящего из них.

— Присаживайтесь, у нас по-простому...

— Да я вижу, — Лиона осторожно, на самый край, присела. — Вы можете ответить на пару вопросов?

— Раз уж я вас сюда позвал...

Лиона ещё раз пристально взглянула ему в глаза. Кто знает, чего можно ожидать от такого типа?

— Вы были капитаном "Лиссады", когда она в прошлый раз возвращалась с грузом невольников от восточного побережья?

— Да, высокородная, было дело.

— И кого же вы везли, капитан?

— Сотню предателей-минлов, с ними полторы сотни их женщин, не считано детей, сорок штук сильных и здоровых иронцев, эти, понятно, без жён и детей, иначе с ними нельзя. Хотя... я понимаю, кто конкретно вас интересует... у нас на борту была самойи.

— Что вы можете про неё сказать, была ли это обычная невольница? Знаете ли вы, кто она?

Капитан пожевал тонкими губами, он явно раздумывал — соврать или сказать правду. Приняв спустя мгновение какое-то решение, уселся в кресло, пылившееся напротив, вцепился пальцами в штанины, замер.

— Что вам сказать... Вы, должно быть, знаете, какие они, самойи, нашей-то хиленькой команде нипочём такого невольника не заполучить, один боец этого племени, побери их Астарта, способен стать трудным противником для целой команды элитного галиона Царства. Они... они страшные враги.

Капитан осторожно, едва касаясь пальцами, почесал затылок. Будто опасался собственного прикосновения.

— Она появилась у нас на борту сама, просто однажды появилась в гурте других невольников, так же тщательно прикованная к идущей вдоль стены цепи, и никто — ни другие невольники, ни команда — не видел, как и когда это произошло. А потом... вы знаете, слухи о самойи в Царстве ходят дурные, это ещё со времён Союза... но на самом деле с этой расой наши граждане редко сталкиваются... другое дело — моряки южного направления. На корабле сразу поднялся ропот — все оставались в недоумении, однако продолжать рейс с такими попутчиком желающих было мало. На следующее утро самые ярые крикуны просто исчезли. И опять никто не мог понять, как это случилось, да только, вы будете удивлены, — капитан громко рассмеялся, — больше никто и слова против самойи не проронил.

Вы знаете, какое странное нас всех преследовало ощущение. Вот — невольница из дикарей, пустой апатичный взгляд, и прикрикнешь ведь на неё, пнёшь, если надо... после третьей бутылки становишься смелым. И ничего. Как будто так и должно быть. Обычная такая невольница...

Лиона почувствовала, как по её коже пробежала ледяная волна. Литарни, невольница-служанка...

— Как приплыли, я уж и не помню, да только я с такой скоростью от неё избавился, что аж воздух свистел. Мои люди никогда не бегали по палубе так быстро!

Он замолчал, утёр губы тыльной стороной ладони, осмотрелся, потом снова, почти заискивающе, взглянул в глаза Лионе.

— Вы не поверите, ещё две недели я никак не мог осознать, во что же меня такое угораздило вляпаться. Глаза мне раскрыл один слух, что начал бродить по Сонтису... люди болтали, что одному геройскому кораблю удалось не только захватить, но и живьём доставить в пределы Царства саму дочь-наследницу вождя грозных самойи, и теперь, верно, её будут под строжайшей охраной держать в качестве гаранта лояльности этих бесов на своём восточном побережье. Когда до меня дошло, что этот корабль — мой, а дочь-наследница это... я собрал свои вещички и уволился ко всем чертям с Флота. Вот и вся история. Впрочем, уже безо всякой надежды на спасение. От них не спрятаться...

Лиона смотрела на него, как на сумасшедшего.

— Не верите? Что ж, ваше право, да только я скажу вам одну вещь — слухи о кораблях самойи, рыщущих где-то рядом, могут оказаться и полным враньём, да только невольница эта... погодите... только не говорите мне, что...

— Да, отец приобрёл самойи для нашего дома, она выполняет у нас обязанности служанки и до сих пор ни словом...

Капитан вскочил с кресла, даже в этом полумраке была отчётливо различима его бледность.

— В-ваш отец... приобрёл?!

— Да!

Лиона выкрикнула это слово, будто оправдываясь.

— О-о-о... Ну какова! Девочка, ты не понимаешь, с чем имеешь дело! Да она шевельнула пальцем, раз — и вы её "купили", верно? Смотрит в пол и вопросики иногда задаёт?!

Лиона уже стояла, не зная, что и сказать.

— Вот что. Сейчас же — вон из моего дома. Поймите простую вещь — я всё ещё надеюсь умереть в своей постели, тихо и не скоро. Ясно? Постарайтесь как можно быстрее и незаметнее уехать из Сонтиса, это ваш последний шанс... А, не хотите понимать, не надо... Я знать вас всех не знаю. Ну же! Вон!!!

Эхо этого крика заметалось по дому, вынесло вконец потерявшуюся Лиону из пыльного сумрака на залитый жарой и алым предзакатным солнцем двор. Безумие, царившее под этой крышей, не должно было коснуться её сознания. Никогда!

Портшез привычно затрясся в направлении восточного Сонтиса. Девушка в задумчивости вертела между пальцами собственный локон. Было так странно вновь и вновь прокручивать в голове эти безумные слова...

Надо же, придёт такое в голову, Литарни — дочь-наследница?! Полный бред. Вот так наслушаешься чужих бредней и правда начнёшь подозревать всех вокруг в заговоре против короны.

Она появилась у нас на борту сама, просто однажды появилась.

Что же это такое получается, она, поднаторевшая в политике высшего света Царства, дочь сенатора, обычно видящая человека насквозь — и сумела всё-таки ошибиться? Человека... человека... Знаете, какие они, самойи... Литарни — не человек, подумай об этом, глупая девчонка.

Что Лиана знала о своей служанке? Ровным счётом ничего, то есть — за исключением того, что та сама удосужилась выдать. Несколько дней, всего несколько дней... кто сказал, что ты хоть что-то успела узнать?

На проплывающих мимо улицах Сонтиса быстро темнело, страхи с головой захлёстывали Лиону.

Вокруг мерещились призраки чёрных кораблей самойи, свистели клинки их воинов, не исчезли ли её носильщики, как те люди с "Лиссады", не слышен ли это топот их не нашедших упокоения теней? Куда несут её призраки?!

Лиона скрипнула зубами и постаралась всё-таки взять себя в руки. Нет, стоило так спешить, молодая леди, весь день мотаться по городу, чтоб вам потом вот такие страхи мерещиться начали.

Дом выглядел обычно, горели огни, по двору метались слуги.

Он сумасшедший, тот капитан — полный псих!

Лиона шла по дому, растерянно рассматривая проходящих мимо служанок, услышала голос отца — тот велел накрывать к ужину, жмурилась от яркого света... надо же, напугал-то как... так ведь можно и самой с ума сойти.

Лиона тряхнула головой и уверенным шагом поднялась наверх. Она знала, что там встретит.

Посреди гостиной при свете одной-единственной свечи, шевеля губами и усердно водя указательным пальцем по строчкам, читала книгу инородица-рабыня. Кажется, она и не заметила, как за окнами прошёл день.

— Литарни, хватит на сегодня.

Служанка подняла глаза и тут же вскочила, разглядев в трепыхающемся неверном свете хозяйку.

— Скоро ужин, тебе ещё нужно будет прислуживать за столом. Беги, переоденься.

— Спасибо, леди, — Литарни уже мчалась, перепрыгивая через три ступеньки, по лестнице. Оставленная ею книга осталась лежать раскрытой у кресла на столике. Почти прогоревшая свеча не желала гаснуть, задуть её удалось лишь с третьего раза.

Лиона наощупь поставила книгу обратно и пошла привести себя в порядок к ужину. Разговоры-разговоры, лишь спустя три долгих часа ей удалось, наконец, заснуть.


Продолжение следует...

Последнее:







Обсудить произведение на Скамейке
Никъ:
Пользователи, которые при последнем логине поставили галочку "входить автоматически", могут Никъ не заполнять
Тема:

КиноКадр | Баннермейкер | «Переписка» | «Вечность» | wallpaper

Designed by CAG'2001
Отыскать на Сне Разума : 
наверх
©opyright by Сон Разума 1999-2006. Designed by Computer Art Gropes'2001-06. All rights reserved.
обновлено
29/10/2006

отписать материалец Мулю





наша кнопка
наша кнопка



SpyLOG