Rambler's Top100 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', обязаловка
Енлардж свой CTR!
Енлардж свой CTR!
Рабы Иторы
часть вторая
 


Лиона тихо напевала себе что-то под нос, поминутно поглядывая на скорчившуюся в углу невольницу. За всю дорогу от неё не удалось ничего добиться. Ни единого слова. Не слышала б она той песни, так и не знала бы — говорит ли та вообще. Тем не менее, девушка-самойи поела горбушку сдобного хлеба с её стола, лицом немного посветлела, уже хорошо. Теперь нужно было решить, что с ней делать, уговорить отца её купить — одно, но не отдавать же её теперь на невольничий двор в руки надсмотрщиков.

— Вот проблема... хоть бы слова от тебя...

— Госпожа, я могу говорить на вашем языке.

Лиона чуть на месте не подскочила, обернулась.

— Славно. Тогда, пожалуй, оставлю тебя при себе. Прислуживать за столом умеешь?

— Да, я и готовить умею...

— Ну, готовить у нас есть кому, а вот лучше скажи, как звать тебя?

Наклон головы, настороженное движение напряжённой спины, о чём думала самойи в этот момент?

— Литарни. На вашем языке это будет Свет Листвы.

— Литарни так Литарни. Мне нравится это имя. Ты же можешь называть меня госпожой или леди. Будем считать тебя моей служанкой, не хочу, чтобы отец гонял тебя за покупками, ты достойна большего.

— Спасибо... госпожа.

И замолчала.

Лиона некоторое время смотрела ей в затылок, потом набрякшая тишина снова вывела её из себя.

— Вот что, пойдём, прогуляемся. Мне в храм нужно, поспеть к службе, заодно поговорим.

Выходили вчетвером — Лиона, прихватившая с собой сочный спелый банан, двое слуг из числа домашних с опахалами в руках — было жарковато, чуть позади госпожи — Литарни, переодетая в форменное платье, с сумочкой и шалью Лионы в руках. Вокруг дома сенатора Илия Менса были разбиты сады, деревья источали замечательные ароматы, у Лионы было приподнятое настроение, и она поспешила продолжить натиск на молчаливую служанку.

— Литарни, тебе нравится наш сад?

— Да, госпожа, я никогда не видела таких красивых фруктов.

— Ты рада, что сможешь быть моей личной служанкой?

— Да, госпожа, это для меня лучше всего.

— Как ты странно разговариваешь, кто тебя научил говорить на языке Царства?

— Другие невольники, госпожа, я давно в ваших местах...

— Но ты пела на своём, почему?

— Я не умею петь на чужом языке, госпожа...

— Ну и ладно.

Лиона продолжала краем глаза поглядывать на опустившую глаза девушку, что-то в ней оставалось сокрыто от постороннего взгляда, какая-то потаённая искра, какая-то сила. Тайн Лиона не любила.

По дороге, к её радости, встретились направляющиеся туда же, в храм Ксера Неземного, Сора и Нарифь, дочки купца первой гильдии Мина Илои, что жил со своей семьёй в соседней усадьбе. Девушки были давно знакомы, отношения были хорошие, и Лиона увлеклась завязавшимся разговором, тем более что скорое прибытие Илисии Ксорес требовало достойного обсуждения, не каждый день такое случается. Сёстры были веселы, жизнерадостны, разговор летел легко и непринуждённо. Когда косточки всем знакомым уже были перемыты, а до храма оставалось минут пять неспешной ходьбы в тени развесистых ив, Лиона всё-таки замедлила шаг, пропуская своих компаньонок вперёд. Разговаривать со служанкой в их присутствии не хотелось, пораспускают слухов на всю округу.

Пусть думают, что она задумалась и решила погулять в стороне от дорожки.

— Литарни, когда войдёшь в храм, стань справа, там есть специальная ниша, после службы можешь подойти к алтарю и коснуться лика Ксера, того, что сделан из...

— Госпожа... я не могу туда идти.

— Это почему же?

Лиона даже ножкой притопнула. Только она хотела похвастаться приобретением. Вечно так, поди теперь заставь...

— Наши боги не общаются с нами, они живут в горах, далеко отсюда...

— И что же, нельзя служить другим?

Вопрос Лионы словно выбил девушку из колеи, она даже как бы чего-то испугалась.

— Как им можно служить... ты лишь можешь просить их о милости. Ходит молва, что они на самом деле вокруг нас, слушают, ждут чего-то... И предательств не прощают... — помолчала, — нет, не могу я с вами идти, госпожа.

Лиона хотела было настоять на своём, что за вольности такие, однако какая-то сила в этих опущенных глазах её удержала. Оставив невольницу и двоих слуг на улице, она нервно накинула на голову шаль и в течение всей службы думала о вещах, далёких от божественного промысла. Так задумалась, что по окончании не оставила даже подаяния на нужды храма. Нищих же в районе вилл и поместий не было вовсе.

На обратном пути Лиона задала ещё пару ничего не значащих вопросов, но всё больше молча присматривалась к представительнице чужой расы — как та идёт, как поднимает голову, как держится, что пытается выразить своим немного странным лицом...

Дома оказалось, что отец пригласил на ужин самого Маршала Царства Тория Норра, нужно было подготовиться, они с матерью вовсю дирижировали слугами, нужно было не упасть в грязь лицом перед почётным гостем. О Литарни Лиона благополучно забыла, вспомнив при обстоятельствах, которые ей потом приходилось вспоминать не один раз.

Накрытый стол по новой моде ломился от даров моря, приготовленных невольниками-поварами по экзотическим рецептам южного побережья. Маринованный угорь в вине и огромная бадья крабьей икры, салат из драгоценных золотых водорослей, два десятка блюд всякой морской рыбы — сенатор мог позволить себе такую роскошь. Хозяева и гость с женой под тихий аккомпанемент домашнего оркестрика негромко обсуждали последние новости из метрополии, кое-какие свежие сплетни, когда же прошуршали с очередной сменой блюд слуги, мужчины прихватили по бокалу вина и, посерьёзнев, удалились в курительную комнату разговаривать о своём. Лиона, которая считала себя достаточно просвещённой, чтобы участвовать в любом разговоре, проигнорировала строгий взгляд матери и последовала за ними. За спиной было слышно её гневное контральто, привычно срывающее раздражение на невольниках и управляющем, который "распустил этих всех бездельников".

Временами мать становилась невыносима.

Лиона фыркнула и расчётливо пододвинула пустующее кресло между двух собеседников. Разговаривали о политике и смуте, но почему-то на этот раз подобная тематика Лиону отнюдь не заставила скучать.

— Слухи, странные кругом слухи... — Торий Норр говорил жёстко, с привычными интонациями военного, однако в его словах невнятно сквозила тонкая неуверенность. Он словно не знал, что можно говорить, а что — нельзя. — Я каждый день пишу в метрополию — людишки вон засуетились, в нижнем городе всегда было тесно — шагу не ступить, до порта поди доберись, а сейчас всё словно вымерло. Нищенки попрятались, купцы нервничают. Что я должен объяснять наверху? Что я не понимаю, что происходит?!

— Я нисколько не сомневаюсь, Маршал, в точности вашей оценки происходящего, однако так ли всё критично... судить только по смуте, которая зреет в плебеях...

— Не так, если бы их всех просто подогревали смутьяны, мы бы справились, не впервой, к тому же купцы первой гильдии тоже могут собрать приличное ополчение милиции, торговля невольниками как-то держит всех в постоянном напряжении, не даёт расслабляться, да вы сами знаете, Илий, не мальчик... Люди сами боятся чего-то, вот в чём проблема, а тут ещё эти корабли...

Лиона подпрыгнула от неожиданности на кресле — позади них что-то с громким металлическим звоном покатилось по мраморному полу. Все резко обернулись: в дверях окаменела с распахнутыми глазами Литарни, у её ног громыхал, вращаясь, поднос, по полу разлетелись хрустальные осколки, измазав его красным. Лиона услышала, как соседнее кресло скрипнуло, выпуская из своих объятий Маршала.

— Что она тут делает... — его голос словно потерял способность издавать звуки, таким сдавленным он был. Ответом ему была ошарашенная тишина. — Сенатор, я призываю вас к благоразумности, вы купили самойи? Боги мои, зачем?

— Гм. Лиона меня попросила.

Маршал повернулся к ней, помолчал.

— Да, это было моё желание. А что в этом не так? Ну, что вы молчите?!

Торий Норр уселся обратно в кресло, одним глотком выпил вино из своего бокала, через плечо поглядывая, как Литарни вдруг засуетилась, опустилась на колени, начала тщательно убирать учинённый ею беспорядок.

— Ничего... всё нормально... чего уж тут, невольница как невольница...

Он подождал, пока служанка выйдет вон, потом налил себе полный бокал и снова его осушил, чуть погодя добавив:

— Только я бы, сенатор, на вашем месте был бы осторожнее с такими покупками.

Дальше разговор как-то замялся, Маршал помрачнел и разговаривать расхотел вовсе, он постарался выдержать минимально приличествующую паузу, чтобы удалиться, после чего распрощался и вместе с женой уехал в своём великолепном портшезе.

Лиона ничего из этих слов не поняла, однако поддалась настроению отца и ходила мрачная. Это был первый день, когда Литарни была у них дома, но уже такого срока хватило, чтобы окружить её образ непонятными смутными символами и недосказанностями, к которым юная представительница высшего общества Царства вовсе не привыкла. Тем более под крышей родного дома.

Отвлёкшись, наконец, от своих навязчивых мыслей, девушка обнаружила, что было уже весьма поздно, и, погружённая в раздумье, поспешила удалиться к себе в спальню, по дороге на секунду задержавшись подле управляющего имением, чтобы лично попросить того "устроить мою служанку поближе к моим покоям и не мешкать". Управляющий недоумённо проводил Лиону взглядом, но ничего не сказал.


Продолжение следует...

Последнее:







Обсудить произведение на Скамейке
Никъ:
Пользователи, которые при последнем логине поставили галочку "входить автоматически", могут Никъ не заполнять
Тема:

КиноКадр | Баннермейкер | «Переписка» | «Вечность» | wallpaper

Designed by CAG'2001
Отыскать на Сне Разума : 
наверх
©opyright by Сон Разума 1999-2006. Designed by Computer Art Gropes'2001-06. All rights reserved.
обновлено
29/10/2006

отписать материалец Мулю





наша кнопка
наша кнопка



SpyLOG