Rambler's Top100 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', обязаловка
Переписка
Енлардж свой CTR!
Преодоление (окончание)
глава из неоконченного романа
 


— Леппард, отгоните людей, они же поубивают друг друга! — прокричал он изо всех сил, стараясь прорваться сквозь жуткие крики обезумевшей толпы за барьером. Десантники, сгорбившись натиском безумства мечущейся массы людей, рысью бегали от грузового люка к пакгаузу, стараясь перетащить мешки с лекарствами побыстрее. Попытавшись расслышать ответ отчаянно жестикулирующего Леппарда, он плюнул, выругался и побежал помогать. Ничего делать не оставалось, тяжелый труд был единственной возможностью не смотреть в глаза людям за барьером.


Не поднимая головы, он ходил вдоль рядов черных пластиковых мешков с телами и записывал номера. Это было все, что можно было сделать — только отпечатки генотипов и номера. Эти ряды тел причудливым образом становились частью пейзажа. Родственники, разыскивающие своих, уже давно не появлялись, так что придется их... Он склонил голову еще ниже и потер воспаленные глаза. Поспать бы... И пошел дальше.


— И все время они так? — человек в плаще с долей интереса посмотрел на эрвэграфию.

— С тех пор, как мы улетели — почти всегда. Собственно говоря, мое мнение — они словно все решили умереть.

— Вы отдаете себе отчет в том, что будет значить воплощение этого в действие? — голос человека в плаще пронзила непонятная интонация, казалось, воздействующая на сам мозг.

Он склонился над столом, вдруг резко стукнув кулаком по столу.

— Вы не понимаете — они действительно могут умереть, просто будут сидеть вот так и ждать смерти! Просто перестанут пить и есть! Они же теперь как дети малые, сто тысяч выживших в катастрофе детей, оставленных с ней один на один. О, проклятье...

Его голос стих до шепота под пристальным, заинтересованным взглядом человека в плаще. На долгий миг повисла тишина. Были слышны даже тишайшие шорохи, его нервное дыхание звучало, как паровозный гудок ранним весенним утром. Так же лишне.

— Возвращайте миссию.

Не дожидаясь ответа, человек встал и вышел, тихо прикрыв за собой дверь.

Он облегченно вздохнул.

Получилось...


Самоин упрямо оттолкнул листки с Планом.

— После ядерной катастрофы не выживало ни одной цивилизации планетарного масштаба. Это закон.

— Не вы ли, Самоин, говорили мне, что готовы умереть за то, чтобы они начали шевелиться?

— Да. Я — может быть, коли так вопрос стоит... Нас всех здесь подобрали со знанием дела, — Самоин едва заметно запнулся.

— Так вот. Сегодня утром я получил послание нижеследующего содержания, — поднявшись из кресла, он ткнул пальцем в панель на стене. Засветились розовым ровные строчки.

— Кто такой Странник?

— Это один парень из «сектора три». Весьма примечательная личность. Сержант и Странник. Нда, я собственно, ожидал...

Самоин еще раз пробежал глазами сообщение. Некоторое время они оба, замерев, прислушивались к своим мыслям, лишь позванивал изредка таймер.

— Нужно поговорить с остальными.

— Безусловно. Все, кто летел сюда, знали, что назад дороги не будет, но если кто-нибудь откажется, то пусть отправляется обратно в Галактику.

Самоин посмотрел на него в упор и, снизив голос до шепота, спросил:

А кто это будет делать?

— Жребий решит. Так будет честно.

— Согласен, — Самоин резко развернулся, так что полы его плаща захлестнуло у ног, и стремительно вышел.

Мелькали лица, проносились секунды. Место действия — Альфа, драма в трех частях. Вид сверху.

Сознание возвращалось, словно собирая мозаику событий снова в единое целое. Вечный уходил. Остался лишь указующий перст — есть три пути... Ты, Сержант, еще зеленый мальчишка для игр космических масштабов. Никогда не бывает прямых дорог, всегда выбор, борьба интересов и предпочтений. Увидишь свет, туда и иди!

Три пути...

И он двинулся дальше, услышав напоследок Голос: «Еще увидимся, быть может, Сержант».

Он в этом уверен!

Сержанта передернуло.


Он. — Твое появление здесь, намного позже всех остальных, было странным. Ведь выбор уже пал. Совет никогда не меняет решений по столь мелким вопросам. Это послужило мне знаком даже когда я еще не знал, кто же ты на самом деле. Я когда-то учил тебя заново умению жить, а после ты ушел в Десант. Но вот, мы снова встретились, и ты снова назвал меня учителем. Случайность? Вряд ли. В подобных делах нет места случайности — это закон. Я подумал, —«О, Галактика, мне придется не смотря ни на что доиграть эту пьесу...»Пришлось... Это мое последнее погружение, хоть оно и вынужденно. Правила игры всегда выполняются, вне зависимости от благости намерений.

Гости. — Да, тут уж Совет постарался на славу. Подобрали состав, пропустив массы добровольцев со всей Галактики через жесточайший селективный отбор. Осталось всего ничего кандидатов, но когда им объяснили, куда они летят, то согласились все. Ты прошел отбор без помех. Стопроцентная годность, как и у меня. Сам понимаешь, почему.

Странник. — Он возник внезапно, собственно только от вас я и узнал о его существовании. Микроскопический шанс из разряда «такого не бывает». После того, как я узнал, что он отмечен, я сразу принялся воплощать План в жизнь. В него, правда, были внесены сам знаешь, какие изменения. Ситуация становилась идеальной. Ксил Эльту-Ильтан и Хранители дали такие рекомендации, что Совет поневоле подчинился и отменил Закон Бэрк-Ланна на Альфе.

Самоин. — Все началось так же внезапно, как и всегда в подобных случаях. Я уже привык, ко всему, знаете ли, привыкаешь... Самоин, которому по жребию досталась роль исполнителя, покончил с собой. Просчет, мой просчет, надо было предположить. В этом я виноват перед вами всеми. Человек слаб... эх, почему никогда нельзя переиграть! В конце концов я же все и приводил в исполнение. А как не хотелось.

Кира. Оставленный без присмотра биотех, все время игравший роль главаря, сорвался с цепи. Его программа — воплощенная ненависть. И эта ненависть ударила в самое уязвимое место. Никто из Гостей не имел столь близкого человека среди местных. Только ты, Сержант. Шансов не было. Я тогда тебя отпустил, так как уже узнал обо всем, мог предположить, что будет потом. Но почему, тьма вас подери, ты не сказал, как серьезно ранение? Эх, да что уж там. Спасти ее тебе не удалось. Скажи я тебе все еще тогда, так ты разрушил бы План, и Киру бы вообще не нашел. Жалкое утешение, но она умерла в чистой постели у тебя на руках, а не у сотворенной нами своры подонков.


Вот теперь все стало на место. Три вопроса и три дороги. Вот его выбор. Они набухли, оформились, вызрели. И везде мрак. Сержант впервые за последний час пошевелился. Необходимо осветить путь. Ровным, спокойным, но совершенно безжизненным голосом он спросил:

— Чего вы хотите?

— Смерти.

Ничего. Снова мрак. Чего же ему хотеть?

— Что может пробудить Странника?

— Смерть.

Как же иначе? Так кто: он, Учитель или биотех-убийца? Какой расклад будет честнее?

— Кто вы?

— Смерть воплоти.

Слова сорвались с уст Учителя тихо, еле слышно. В нем на секунду что-то сдвинулось и Сержант ясно почувствовал зов, казалось, давно забытый. Так пело само пространство. Он узнал партнера этой затянувшейся словесной дуэли.

— Учитель, вы — Вечный Хронар, голос Пентарры в Совете.

Все, пути осветились. Пора делать выбор. А выбирать-то не из чего. Вечные... Учитель поднялся.

— Я спел последнюю Песню Глубин, Рэдди. Делай же шаг! Я теперь могу умереть навсегда.

Он знал обо всем. Но на этот раз у него ничего не выйдет. Сержант тяжело поднял руку и отпустил боль, что терзала его ладонь. Черная молния хлестнула по биотеху и тот послушно замер. Его биологическая оболочка умела.

— Считайте, Учитель, что я вас уже осудил. Здесь нет места третьему. Хронар, нам обоим предстоит сыграть свою роль до конца, как бы вам ни хотелось этого избежать. Спектакль, сотворенный вами, не получит моего прощения, но, однажды начавшись, он должен быть завершен... Я не могу вас простить.

Огонь смотрел на пламя. Враг и враг.

Два мощнейших мыслительных процесса обрабатывали ситуацию.

И пришли к решению. Плечи Учителя опустились, словно под неподъемной тяжестью.

— Из тебя получился бы хороший Вечный. Не можешь ты меня простить, даже за это. Пентарра тоже не смогла.

— А из вас, Учитель, получился бы хороший человек.

Выбор начал воплощаться.

Вокруг ревела взбешенная толпа, но ее ярость не достигала души Сержанта. Та уже словно не принадлежала истерзанному телу, которое было прикрученно сейчас ржавой проволокой к шершавой балке. Она была спокойна.

«О, Галактика, как же, все-таки, все глупо происходит в этом мире. Человек находится перед лицом смерти, но знает, что останется жить. Хоть и умрет. Как глупо то, что твоей целью всегда была жизнь, но под конец веселья настал момент, когда смерть кажется такой... простой. Необходимо ли это?

Все было бы настолько проще, быстрее и понятнее. И в голове, как назло, сплошной туман. Смятые мысли и образы.

Нет, зря он не поверил Учителю, зря задавал те глупые вопросы. Нет больше Вечного Хронара, он умер вместе с Пентаррой. Теперь это только рядовой исполнитель сверхразума Совета Вечных. Все пытается загладить, отслужить, замолить грехи. Учитель... он-то сделал все на этом свете. Все, что было в его силах. А ты, Сержант?»

Огонь возник у его ног подобно гиганскому медлительному спруту, который хочет его поглотить. Еще есть время. Немного, но есть...

«Справится ли Странник? На него ставят все. Совет, Учитель, даже Кира в какой-то мере чувствовала его силу.

Молоденький паренек, обладающий даром Вечного. Добрый, чуткий, ранимый. Интиллигент до мозга костей, он не знал, стараньями Сержанта, зла этого мира. Сможет ли он поднять то, что так жаждет заполучить Совет в состав Галактического Содружества. Тысячи лет... большой срок. За это время с цивилизацией многое сотвориться может, а с душой?!! Не выйдет ли на просторы Вселенной новый Силикон, не появятся ли новые ирны, непонятные ни для кого. Чего хочет Совет на самом деле?

Вот вопрос, который он обязательно задаст. Если выживет. О, Галактика, если... Как смешно.

Обуглившийся труп висел на балке неподвижно и замолчавшая, наконец, толпа в срахе смотрелана уцелевшее, почему-то, лицо. Он смеялся. Про себя. И не издал ни звука.

Выделялись лишь два взгляда.

Учитель смотрел с горечью утраты, с лицом отрешенным, словно это был не его ученик, а двери в никуда. Взгляд уже был там, где нет ничего.

Он очень устал, он не мог больше жить без своей Пентарры.


Вторым был взор Странника. В диком страхе он рывком поднялся с постели, и в его уставленных в пространство глазах горела жажда. То, что он, едва придя в себя после долгой комы, сумел двинуться, заставить мышцы совершать работу, его не трогало. Гости погибли. Сержант погиб, его сестра погибла, их убили его соплеменники. Вот была единственная мысль. Она была такой силы, что пробила все барьеры, воздвигнутые когда-то в его мозгу. И, обретя свободу, он понял, что оставаться больше человеком он не может. Пора уходить. Туда, куда так не хотел его пускать Сержант. А ему выбирать не приходится. Он — Странник, и ему придется.

Прошло время.

Тщетно старик с ненавистьюв глазах пвытался помешать. Ментальная атака была отбита рефлекторно воздвигнутым силовым щитом. Эх, если бы удалось собрать больше бойцов, он смог бы взять его с собой... Смерть его будет легкой — совсем не как тогда у Гостей. Нет большего зла, чем месть, но этот человек, сумевший повести людей за собой, поселил в них ненависть. Отголоски ее тысячу лет не отпустят Мир, старик должен умереть вслед за своими жертвами.

Странник знал, что делать.

Испачканную в крови перчатку пришлось снять — удар должен быть точен. Нож совершил свой короткий путь к горлу. Чак! Вот и все.

Странник уронил его на пол, так и не донеся до самодельных ножен. Раздасля неуверенный звон о голые бетонные плиты.

Старик, как ни странно, еще жил. Поплыли, смазываясь, черты грубого черного от постоянного применения антирадиационных препаратов лицо.

Вот теперь он его узнал.

Ослепительно добрая улыбка Гостя. Лежавший перед ним был когда-то Учителем Сержанта, Одним-Из-Трех. Учитель учителя.

— Ты правильно сделал, Странник. Я багодарен тебе за этот шаг.

— Вы, Гости, специально подставили себя под удар, чтобы сдвинуть нас из того болота, куда мы сами себя загнали.

— Да. Возьми этот кристалл. Сожмешь его — заговорит. Это наш последний дар... — голос начал слабеть, — неси эту планету, Странник, неси к звездам, там тебя ждут... используй... дар...

И старик умер.

С ощущением сюрреализма происходящего Странник поднял оброненный кристалл, тот медленно заговорил, сжатый в кулаке:

Эта версия истории Галактики Сириус была...

«Как я могу понять людей, настолько готовых к самопожертвованию? Что я пред ними? Однако я сделаю то, чего они хотели. Сержант, Учитель, Самоин... я иду вашим путем. И постараюсь добраться».


Придет время, когда он сядет и подумает обо всем, но сейчас Странник просто распахнул дверь и выбежал в темноту, где его ждали двое товарищей.

Будет еще время затишья и время бури, но никогда он не забудет этот месяц на краю истории. Преодоление.


 

Перепонка пропустила все еще одетую в плащ Гостя фигуру Сержанта, даже не попытавшись остановить. Ему теперь нет преград, никакой кодовый ключ не нужен тому, кто вознамерился дойти до цели, однажды перед собой поставленной. Подумать об этом страшно интересно, надо же о чем-то думать...

Прощай, Странник, — зачем-то мелькнула мысль. Глупо.

Что теперь-то размышлять? Их пути сейчас далеко расходятся, но делать они будут одно и тоже — пытаться восстановить ту часть справедливости, которая им подвластна. И пытаться забыть Преодоление, через которое им пришлось перейти.


Небольшой холмик, засаженный полевыми цветами, рядом серая гранитная плита. На ней виден только профиль девичьего лица, да пара штрихов развевающихся на ветру прядей.

Здесь всегда тихо.

Как на кладбище.


Спи, Кира, здесь тебе не помешают отдохнуть.


Да пребудет с тобой Свет.


Тут редко кто бывает...

Последнее:







Обсудить произведение на Скамейке
Никъ:
Пользователи, которые при последнем логине поставили галочку "входить автоматически", могут Никъ не заполнять
Тема:

КиноКадр | Баннермейкер | «Переписка» | «Вечность» | wallpaper

Designed by CAG'2001
Отыскать на Сне Разума : 
наверх
©opyright by Сон Разума 1999-2006. Designed by Computer Art Gropes'2001-06. All rights reserved.
обновлено
29/10/2006

отписать материалец Мулю





наша кнопка
наша кнопка



SpyLOG