Rambler's Top100 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', обязаловка
Енлардж свой CTR!
Енлардж свой CTR!
На дальней стороне (часть III)
 


Что необходимо в первую очередь... Внешние гнёзда шлюпки несли поменьше аппаратов, чем корабль-матка, ухнувшая о скалы в тысяче километров западнее, но и те могли весьма пригодиться. Коды, коды, длинные колонки цифр...

- Да.

- Нужно бы ещё "четыре-бета", и...

- Не дотащим.

Стоп! Уже погрузившаяся в транс, готовая к работе, она могла лишь с трудом контролировать собственную логику, но, всё же...

- А как мы, вообще, это собираемся нести, четыре тонны-то?!!

Последовавший ответ невольно заставил Барс приняться грешить на себя - можно было и самой догадаться:

- Остался ещё погрузчик из планетарного комплекта.

- Гриф, а чего мы всё это время ждали, за это время можно было нашу шлюпку раздеть до последнего сенсора, горя бы не знали.

Гриф только ухмыльнулся в ответ.

- Ты такое мог бы ожидать? Да возьми мы сразу платформу, даже тебя не пришлось бы поднимать на ноги, а так...

- Можем остаться без приёмника - только односторонняя передача сигнала плюс какой-нибудь минимум энергозапаса и оборудования. Я права?

Гриф кивнул.

Они оба повернулись к своим панелям и больше не отвлекались, целиком погрузившись в работу. А предстояло им не такое уж простое дело. Вообще говоря, сброс аварийного оборудования за борт был предусмотрен инструкциями мозга, другое дело, что та же операция, проделанная с вполне исправными блоками, отсутствие которых приводило борт на грань полной неуправляемости, вызывала у него невероятно резкое неприятие. Барс приходилось всё время отвлекать агонизирующий искусственный разум шлюпки на посторонние задачи, в то время как Гриф одной-двумя командами отключал очередной блок от центрального контроля.

Действуя таким образом, им удалось за отведенные пятнадцать минут уложить на грунт почти всё, что могло понадобиться. Внизу суетился погрузчик, подбирая покрытое грязью оборудование. Тикали в углу панели часы, пару раз, когда тамбур-лифт отправлялся в очередную поездку, вздрагивал пол. Питон и Орёл методично очищали склады.

Под конец ополоумевший от такого с ним обращения мозг вообще перестал откликаться на внешние раздражители, а последнее гнездо, в котором находился силовой генератор левого борта, так и осталось раскрытым лишь наполовину. Барс вполголоса ругнулась. Дерьмо, время уходит, а без генератора только ложись да помирай. Надо было с него начинать, бестолочь! Правда, была ещё одна возможность, вот о ней-то она и подумала, глядя на выгнувшуюся от предельных нагрузок поверхность внешней обшивки.

- Бежим, Марьян, пора сваливать, - похлопала она по плечу Грифа, всё ещё пытавшегося привести системы в порядок. Тот тоже глянул на стену и кивнул, словно прочитал мысли напарника.

Лифт их на землю доставил, но со страшным скрипом и длинной паузой в начале. Десант уже ждал снаружи, глядя с задранными головами в сторону наполовину выдвинутого блока. Робот тоже замер, порыкивая работающими на холостом ходу двигателями. Груда капсул чуть не сыпалась из его огромных лопатообразных лап. Ой, нужно уходить... вот она только попробует... немалый риск, конечно.

Барс молча подошла к борту капсулы, задрала голову и пару секунд просто наблюдала за струящейся вниз водой. Оглянулась. Посмотрела на молча наблюдающих за ней товарищей. Поборола непонятно откуда взявшуюся дрожь и сразу же, не раздумывая больше, швырнула сорванную с пояса скафандра светобарическую гранату.

Цилиндрик глухо стукнулся о стенку гнезда и исчез внутри блока подвески, едва видного отсюда за отошедшей от литого корпуса плитой брони. Бахнуло.

Все разом повскакивали с земли, грязь потоками струилась по скафандрам. В борту зияла огромная дыра, а требуемый блок, целый и невредимый, валялся в паре метров от борта шлюпки. Разъеденный Н-фаз сделал своё дело. Хотя, чуть что, и генератор показал бы им последний в жизни фейерверк. Пронесло, что и говорить.

Вот теперь можно было сваливать. Места на перегруженном транспортировщике не оказалось, так что пришлось тащить двухсоткилограммовую болванку, всю покрытую выступами и остриями, самим. Барс только раз обернулась, не в силах совладать с одолевшим её зудом меж лопаток и едким потом, заливающим глаза, на чёрный, как ночь, ребристый силуэт шлюпки. Ей показалось, что одна из стоек немного покосилась. А может, и не показалось.

Спустя четверть часа здорово бабахнуло, со скал посыпался щебень, а затем на горизонте показался раскалённый гриб.

Шлюпка была уничтожена.


Барс проснулась от того, что кто-то с силой тряс её за плечо. Она только лягнула, не открывая глаз, этого хама ногой. За ней не водилось привычки спать беспробудным сном, бытность Штурманом на боевом Модуле второго класса была несовместима с такого рода недостатками, но... три часа сна в сутки, это уже перебор.

Голова раскалывалась, в ушах звенело от всех этих посторонних звуков, надувная подушка не давала отдыха затёкшей шее, дрянное одеяло только раздражало, а эта сволочь её всё тормошила и тормошила. В конце концов, совершив над собой невероятное усилие, она заставил себя вслушаться в ту занудную чушь, что пытались ей внушить.

- Барс, вставай. Мы настроили аппаратуру.

Дьявол, это действительно важно.

Штурман приняла вертикальную ориентацию, недоуменно тряся головой. Шум немного улёгся, так что можно попытаться открыть глаза.

- Свет, чёрт побери, выключите свет! - её полуприказ-полустон возымел своё действие, прожектора под потолком стали более приемлемыми, так что глаза больше не слезились. Ей сунули что-то в руку. "Прожуй", - услышала она. Возможности задуматься не было, поэтому она послушно подчинилась. В голову дало так, что она пошатнулась.

Эта гадость называлась "корштунтен", мощная доза наркотиков, антидепрессантов и стимуляторов мгновенно возвращала способность к активной деятельности. Ну, это если не считать некоторых постэффектов, думать о которых не стоит, тем более, что уже поздно.

Барс отёрла выступивший на лбу пот и встала с лежака, сумеречным взглядом посмотрев на Питон, тут же нырнувшую под одеяло. Остальные двое остались стоять, глядя на небольшую голопанель, что лежала у входного проёма. Лица у них были осунувшиеся, под выступившими надбровьями залегли глубокие тени. Все устали до невозможности.

Барс уже в достаточной степени пришла в себя, чтобы суметь сконцентрироваться на изображении. Там был пучок кривых, в которых Штурман сразу узнала мониторинг процесса вывода спутника из планетарного комплекта на стационарную орбиту. Всё шло нормально, вроде они неплохо справились.

- Барс, попробуй определить наши координаты, мы не можем из-за этого спать пойти.

Тон голоса был серый, невразумительный, как будто человек, их произнёсший, уже не мог толком его контролировать. Сквозила только усталость, но не усталость острая, трудовая, когда приятная тяжесть в мышцах, когда лёгкая ломота в спине, а усталость глухая, пропитывающая мозг, погружающая его в апатию.

Стало жалко. Их уже и стимуляторы не брали. Барс подсела к панели голомонитора, которая узнала отпечаток её ладони и вывела её личную оболочку. В ухе тихо пискнуло, послышался мягкий голос малого вычислителя. Барс любила свою работу, любила не смотря ни на что, работу сложную, уводящую от реальности, туда, в мир математических символов, в нереальность. Несмотря на дурь в голове, она оставалась Штурманом Звёздного Флота. Подготовка брала своё - усталость и все неудобства реальности ушли на второй план под нашёптывание голосов и его размеренные, всё более ускоряющиеся команды. Они уходили в глубь машины, вызывая к жизни сотни схем, выполняя задачу... Всё.

- Задача выполнена.

Последнее:







Обсудить произведение на Скамейке
Никъ:
Пользователи, которые при последнем логине поставили галочку "входить автоматически", могут Никъ не заполнять
Тема:

КиноКадр | Баннермейкер | «Переписка» | «Вечность» | wallpaper

Designed by CAG'2001
Отыскать на Сне Разума : 
наверх
©opyright by Сон Разума 1999-2006. Designed by Computer Art Gropes'2001-06. All rights reserved.
обновлено
29/10/2006

отписать материалец Мулю





наша кнопка
наша кнопка



SpyLOG