Rambler's Top100 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', главная страница 'Сон Разума', обязаловка
Проект "Вечность"
Руки увэрх, обои!
Бухгалтер и Катерина, окончание
 


Бухгалтер и в самом деле не замечал присутствия посторонней, сосредоточившись на папках с документами. В преисполненных достоинства движениях читались деловитая уверенность и спокойствие всезнающего человека, особенно в те моменты тогда, когда бухгалтер перекладывал бумаги с места на место. Бухгалтер с детства привык хранить свои чувства внутри и в первую очередь сомненья и страхи. Он знал, что окружающие считают их проявлением бессилия. Он считал и небезосновательно: покажи он их вдруг кому-то — будет еще хуже — тебя осмеют, если не унизят, оштрафуют, если не уволят и прочее, прочее, прочее. Единственное, что бухгалтер мог себе позволить, так это стравливать по чуть-чуть избыточное кровяное давление, вызываемое смятением внутренним, через сосуды лица. Подавляющее большинство сослуживцев и знакомцев принимали его вечно розовые щеки и уши за признаки стыдливости и скромности, а также за показатели физического здоровья. Данный диагноз устраивал бухгалтера полностью: всегда лучше, если люди принимают тебя за кого-то другого. Получается, что окружающие обманываются дважды: в первый раз, когда неверно истолковывают набор внешних признаков, якобы признанных характеризовать субъекта, как личность, во-вторых, когда принимаются общаться с данным субъектом, основываясь на этом ложном представлении. Обычно после короткого контакта никто из них интереса к бухгалтеру не испытывал, не просился стать ему другом или подругой, и потому не старался копать глубже внутрь, в самую душу. Что касается Катерины, которая обычно мысли не думала, полагаясь на свои чувства, то она в свою очередь не обманулась, приняв красные пятна на бухгалтерских щеках за признак возникновения взаимной возбужденности.

Наш бухгалтер, между тем, стал и вовсе пунцовым, ибо испытывал огромное потрясение: проверка и перепроверка учетно-финансовой деятельности показывала отсутствие всяких, даже незначительных ошибок и нарушений. Он не понимал, что с ним происходит, как ни силился. А происходило с ним вот что: паника, о природе которой так много спорят и пишут в последнее время, выталкивала его сознание из джунглей планов счетов, проводок и ведомостей на поверхность человеческих отношений, туда, где иногда появляется любовь.

Любовь — она же случается неожиданно, хотя и предупреждается обычно некими ощущениями. Она же теперь заставила его поежиться, потереть влажную от напряжения переносицу, поднять глаза и, наконец, увидать Катерину, нагибающуюся у ведра. Бухгалтеру вдруг захотелось сбросить тесное неудобство одежды, схватить эту незнакомую женщину и соединиться с нею навеки. Но когда он сообразил, что уже сорвал с себя галстук и расстегивает ворот рубашки, тогда испугался по-настоящему. Перед его глазами пронеслось все, что с такой точностью описывают сухие колонки цифр: он увидел коконы новорожденных в больничных палатах и услышал их крики. Он видел, как они произносят свои первые слова, как учатся ходить, и как кто-то из них, пораженный неизвестным недугом, заболевает. Он видел, как они взрослеют и, еще не став мужчинами, гибнут неизвестными во время запланированных локальных конфликтов. А уцелевшие не находят себе места в жизни, не находят в себе сил справится с этим, и не находят поддержки со стороны. Он видел, как оставшиеся, дожив до седин, нищие и беспомощные молча лежат в той же больнице.

Было непонятно, почему несчастий так много, почему их разнообразие, кажется, не имеет предела. Было неизвестно, кто и почему отмечает ими одних и оберегает других. Было страшно от осознания того, что формулы статистики в своей точности непоколебимы, но сами по себе ничего не могут предотвратить.

А еще бухгалтер знал формулы, по которым рассчитываются добыча и расход газа и нефти, и знал день, когда они перестанут быть за ненадобностью нужны. И еще он знал много чего важного, что запрещало ему думать о возможности репродуцирования другой жизни. Он был убежден — все что запланировано, тому и произойти, и ничего не мог с этим поделать. Тем более один.

Так его испуг перешел в страх. А страх, сковавший бухгалтера, превратился в ужас. Неизвестно, что бы случилось с ним в следующий миг, не подойди к нему Катерина. Она молча села на стул рядом, она чувствовала, что происходит там у него внутри, там, где, казалось, место есть только легким, печени и селезенке. Там, где начинается бесконечность. Она поняла и то, что сейчас ей нужен именно этот человек, и то, зачем он нужен ей. Стало быть, пришло время действовать. Катерина вздохнула поглубже, чтобы унять волнение, и сказала тихо:

— Не нужно боятся, просто угости меня сегодня мороженым.

Последнее:







Обсудить произведение на Скамейке
Никъ:
Пользователи, которые при последнем логине поставили галочку "входить автоматически", могут Никъ не заполнять
Тема:

КиноКадр | Баннермейкер | «Переписка» | «Вечность» | wallpaper

Designed by CAG'2001
Отыскать на Сне Разума : 
наверх
©opyright by Сон Разума 1999-2006. Designed by Computer Art Gropes'2001-06. All rights reserved.
обновлено
29/10/2006

отписать материалец Мулю





наша кнопка
наша кнопка



SpyLOG